Loading...
ОбщееПрактика

Вступительное слово, или много букв от главного редактора

27 сентября 1825 года в Великобритании отправился в дорогу первый в истории человечества пассажирский поезд. Когда он отправлялся, по перрону в крайней степени возбуждения бегала взад-вперёд прилично одетая британская леди. «Не поедет! Не поедет!!!», – истерично кричала она. Поезд, выбросив, клубы дыма и пара, всё же тронулся с места, потянув за собой вагоны с пассажирами. Истеричная леди на секунду замолкла, а потом заверещала вслед уходящим вагонам: «Не остановится! Не остановится!!!».

Мне эта история очень напоминает то, как в нашу жизнь пришли криптовалюты и всё, что связано с технологией блокчейн. Хотя, по сути, приходили они дважды. Впервые – когда в 2009 году Сатоши Накамото показал человечеству Биткойн. Второй раз – в 2017-м, когда криптовалюты оказались у всех на слуху. Как их только не называли тогда критики, чаще всего используя характеристики «пирамида» и «пузырь». Вот об этом я и хочу поговорить – рассказать, почему мы запускаем наш сайт именно сейчас, когда курсы «крипты» дружно падают, и многие, казалось бы, разочаровались в том самом блокчейне, который так обожали ещё полгода назад.

 

Из крайности в крайность

В середине апреля я запустил эксперимент. Выделил из личного бюджета $500 и купил на них 7 популярных криптовалют – сформировал экспериментальный инвестпортфель. За первые две недели он поднялся в цене – в отдельные дни цена моей «криптовалютной корзинки» доходила до $585. А потом начала падать… И сегодня, 24 мая, её стоимость – всего $420. Однако, хотя я прямо сейчас теряю свои деньги, я не считаю, что криптовалюты – это что-то плохое.

Все мы помним масштабное падение курсов криптовалют с конца декабря по февраль-март. Одни койны упали в цене на 2/3, другие на 3/4, а некоторые и на все 9/10. Тот же биткойн подешевел с почти $20 000 17 декабря 2017-го до примерно $6700 в апреле 2018-го. Но действительно ли это можно назвать падением? Смотрите: в апреле 2017 года «биток» стоил $1200. Купив его тогда и продав в апреле 2018-го, любой инвестор мог увеличить своё вложение более чем в 5,5 раза за год. Ни один другой финансовый инструмент такой отдачи даже близко не даст. Отсюда вывод: даже прошедшее «падение» криптовалют – понятие весьма относительное.

Можем ли мы назвать криптовалюты «пирамидой»? «Нет!» – ответит нам любой экономист. Любая пирамида (по-научному «схема Понци») подразумевает единый центр управления, неограниченную эмиссию, лживые обещания высоких прибылей. У «крипты» нет ничего из этого. Подавляющее большинство криптовалют децентрализованы, их эмиссии чётко ограничены математической формулой, и высокие прибыли от вложения никто никому не обещал.

Можем ли мы назвать рынок криптовалют «пузырём»? Да. В прошлом году с криптовалютами происходило то же самое, что и с акциями интернет-компаний в США в самом конце 90-х. Рынок был перегрет, в новую модную тему инвесторы с лёгкостью вливали миллионы долларов, интернет-стартапы получали много больше финансирования, чем того заслуживали – все торопились заработать на модной теме. Всё это закончилось в августе 2000-го: пузырь сдулся, акции IT-компаний в разы упали в цене.

Но катастрофой это не стало. Во-первых, именно из тех весёлых дней пришли к нам Google, Amazon, eBay и прочие интернет-гиганты. Во-вторых, именно тогда родились технологии, которые сегодня определяют нашу жизнь. В-третьих, уже через пару лет акции интернет-компаний возобновили рост – уже не такой шальной, как в 1997-99-м, но стабильный и уверенный. Этот рост продолжается до сих пор.

Вернусь к примеру, с которого начал. С криптовалютами в 2017-м происходило то же самое, что и с акциями железнодорожных компаний полтора столетия назад. Когда в первой половине XIX века по Англии помчались пассажирские поезда и страна начала покрываться густой сетью железных дорог, их акции показывали такие «иксы», какие Биткойну и не снились!

Но сегодня вряд ли кому-то придёт в голову покупать акции железных дорог, чтобы быстро обогатиться. Железнодорожный транспорт прочно вошёл в нашу жизнь, и хайп на нём остался в прошлом – это то самое, что сегодня происходит с криптовалютами. А акции железнодорожных компаний сегодня – просто вложение капитала, малодоходное, но очень стабильное.

 

Неспешно и стабильно

Итак Биткойн и прочие криптовалюты – это уже не хайп, не эксперимент, а экономическая реальность. Хотя и очень новая – ведь сам «биток» появился лишь в 2009-м, став ответом на глобальный экономический кризис и недоверие к традиционным финансам. Но всего за 9 минувших лет криптовалюты сформировали рынок с капитализацией в сотни миллиардов долларов. Даже IT-индустрии на то же самое понадобилось намного больше времени.

Чтобы понять, что будет дальше, нужно ответить на вопрос: какова экономически обоснованная цена одного биткойна? Именно биткойна, так как все прочие криптовалюты неизбежно (пусть и не напрямую) зависят от него – как мировые валюты от доллара. Смотрите: если 17 декабря 2017-го BTC стоил почти $20 000, то сейчас – примерно $7600. Какой из этих курсов ближе к реальной стоимости криптомонеты?

В теории денег есть формула, позволяющая оценить реальную стоимость той или иной валюты. По этой формуле увеличение скорости оборота денежной единицы приводит к росту её стоимости, то есть обменный курс зависит от объёма транзакций. Получаем уравнение: MV = PT, где M – объём денежной массы, V – скорость обращения, P – уровень цен, а T – объем транзакций. Применительно к Биткойну стоимость одной монеты рассчитывается так: определяем объём транзакций в пересчёте на год и делим на количество монет, находящихся в обращении.

Считаем: уже выпущено 17 млн криптомонет BTC из 21 млн возможных, однако только четверть из них используются в транзакциях. Остальные находятся в инвестиционных портфелях – не зря же Bitcoin называют «цифровое золото», как самый известный инвестиционный инструмент. В апреле в среднем ежедневно совершалось 190 000 биткойн-транзакций, эту цифру мы умножаем на среднеапрельский курс $7900, далее приводим получившееся значение к годовому показателю (умножаем на 365 дней), берём четверть, делаем несколько поправок на «мёртвые сезоны» и на ажиотажные всплески, и получаем примерный объём транзакций за год: $112 000 000 000. Делим на количество обращаемых криптомонет, и получаем цену в $7045 за один BTC. Сейчас курс Биткойна – $7600 за штуку. Это не сильно далеко от нашей оценки, но даже не приближается к декабрьским $20 тыс.

Что всё это означает? То, что Биткойн и прочие криптовалюты прошли период спекулятивной нестабильности и переоценённости. Новые скачки курсов, конечно, ещё будут, но таких «американских горок», как в 2017-м, мы уже наверняка не увидим. Сейчас важен другой фактор – насколько активно криптовалюты применяет «реальная» экономика. Данные сервиса Coinmap показывают: количество торговых точек, позволяющих оплачивать товары и услуги в криптовалюте, в мире за год выросло на 12 219 (прирост – 30%). Основная масса биткойн-мерчантов сконцентрирована в Европе, Северной Америке и Японии.

 

Новый этап в развитии денег

Напомню, что «идеологически» в основе всех криптовалют лежат постулаты австрийского экономиста Фридриха фон Хайека. В 70-х годах ХХ века он изложил их в своей знаменитой книге «Частные деньги», заявив, что «частные деньги» – это лучшее и менее рискованное средство платежа, чем валюты, выпускаемые центральными банками разных стран.

Австрийский ученый предложил новый план достижения денежной стабильности – систему, основанную на конкуренции параллельных частных валют. Валюту следует считать обычным коммерческим товаром и производить рыночным способом. Конкуренция между товарами способствует улучшению их потребительских свойств и отбраковке некачественной продукции. Точто так же конкуренция между частными валютами вытеснит плохо обеспеченные и плохо управляемые. Останутся те валюты, которые будут лучше всего выполнять функции денег.

По мнению Ф. Фон Хайека правительственная монополия на эмиссию денег зря считается неизбежной. Её преимущества уже не перевешивают недостатков. Понятно, что фон Хайек в 1976 году не мог предвидеть ни интернета, ни криптовалют. Зато создатели криптовалют в полной мере воплотили идеи фон Хайека в жизнь. И сегодня многие экономисты убеждены: созданные частным образом цифровые валюты – намного лучше для экономики, чем государственные финансы. «Деньги, эмитированные центральным банком, не обязательны для обеспечения эффективной системы розничных платежей. Они едва ли дают какие-то преимущества, но создают несчётные риски для финансовой стабильности», – заявила на конференции в Цюрихе член правления Национального банка Швейцарии Андреа Мехлер.

 

В нужном месте и в нужное время

Подведу итог. Возможность легко проводить международные расчёты и обходиться без банков делает криптовалюты идеальными деньгами нашего времени. По мере того как фиатные валюты продолжат обесцениваться через инфляцию, Биткойн и прочая «крипта» будут становиться всё более популярными.

Это значит, криптовалюты – уже полноценный финансовый инструмент. Пусть пока ещё не самый устойчивый – но ведь Биткойн появился только в 2009 году, став ответом на глобальный экономический кризис и недоверие к традиционным финансам. Сегодня криптовалюты – это рынок с капитализацией в сотни миллиардов долларов. «Выключить» его уже не получится – придётся изучать и применять в бизнесе.

Мы – ресурс Bitcoin.by – оказались в нужное время и в нужном месте. В стране, которая одной из первых полностью ввела в правовое русло всё, что связано с технологией блокчейн. И в то самое время, когда здесь, в Беларуси, запускаются многочисленные бизнесы, которые внедряют криптотехнологии в жизнь. А мы будем обо всём этом писать.

 

Денис Лавникевич

Главный редактор Bitcoin.by